НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН

Но Квиррелл, видимо, оказался куда храбрее, чем они считали. В течение последующих недель он белел и худел, но, судя по всему, не сдавался.

Всякий раз, проходя мимо коридора на 3-ем этаже, Гарри, Рон и Гермиона прижимались ухом к священной двери, проверяя, слышен ли за ней рык Пушка. Снейп расхаживал по НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН замку в дурном настроении, – так что Камень точно был в безопасности. Сейчас, встречаясь с Квирреллом в коридорах, Гарри ободряюще улыбался ему, а Рон стыдил всякого, кто хохотал над заиканием доктора.

У Гермионы, вобщем, были заботы и кроме Философского Камня. Она начала составлять расписания внеклассных занятий и выделять все записи различными НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН цветами. Гарри и Рон бы не возражали, но она чуть не заставляла их делать то же самое.

– Гермиона, до экзаменов целая вечность.

– 10 недель, – парировала та. – Это не вечность, а для Николаса Фламеля и совсем как одна секунда.

– Но нам не по 600 лет, – напомнил ей Рон. – И вообщем, тебе НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН-то для чего всё повторять, ты и так знаешь всё на «отлично».

– Для чего повторять? Ты рехнулся? Ты понимаешь, что мы должны сдать эти экзамены, чтоб перейти на 2-ой курс? Это очень принципиально, мне необходимо было начать готовиться ещё месяц вспять, не знаю, что на меня отыскало...

К несчастью, учителя НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН рассуждали так же, как и Гермиона. Они безустанно нагружали их домашней работой, так что пасхальные каникулы выдались далековато не такими весёлыми, как рождественские. Тяжело расслабиться, когда Гермиона рядом цитирует двенадцать методов внедрения крови дракона либо отрабатывает движения палочкой. Зевая и стеная, они проводили огромную часть свободного времени НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН с ней, в библиотеке, пытаясь продраться через дебри домашней работы.

– Я никогда не запомню, – не выдержал в один прекрасный момент Рон, отшвыривая перо и тоскливо смотря в окно. В первый раз за несколько месяцев выдался вправду погожий денёк. Небо было ясным, незабудково-голубым, а в воздухе ощущалось приближение лета.

Гарри находил ясенец НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН в «Тысяче волшебных растений и грибов» и не поднимал голову, пока не услышал возглас Рона:

– Хагрид! Ты-то как здесь оказался?

Хагрид прошаркал к ним, пряча что-то за спиной. В своём кротовом пальто он был тут совсем не к месту.

– Я-то... просто поглядеть кой-что, – как-то НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН уж очень неуверенно ответил он. – А вы чего тут делаете? – он вдруг подозрительно взглянул на их. – Вы, часом, не Фламеля всё ищете?

– Да мы 100 годов назад узнали, кто он таковой, – авторитетно заявил Рон. – А ещё мы знаем, что стережёт пёс – это Философский Ка...

– Чшш! – Хагрид неспокойно НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН осмотрелся по сторонам. – Ты чего кричишь-то?

– Мы, честно говоря, желали тебя кое о чём спросить, – вспомнил Гарри, – в смысле, кто охраняет Камень, не считая Пушка...

– Чшш! – опять шикнул Хагрид. – Слухайте – приходите ко мне попозже, не обещаю, что расскажу всё, но нельзя трещать об этом тут, студентам не положено знать. Они решат НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, что я вам разболтал...

– Тогда увидимся позднее, – согласился Гарри.

Хагрид потопал прочь.

– Что он такое прятал за спиной? – вдумчиво спросила Гермиона.

– Может, что-то, связанное с Камнем?

– Пойду-ка посмотрю, в какой он был секции, – решил Рон, которому занятия уже поперёк гортани стояли. Он возвратился минуткой позднее, с кипой НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН книжек в руках, и сгрузил тома на стол.

– Драконы! – шепнул он. – Хагрид находил материал о драконах! Смотрите: «Драконы Англии и Ирландии», «От яичка к преисподней: ассистент драконовода»...

– Хагрид всегда грезил о драконе, он мне об этом гласил, ещё когда мы только повстречались, – не опешил Гарри.

– Но это противозаконно, – объяснил НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН Рон. – Разведение драконов было запрещено конвенцией чародеев 1709 года, это всем понятно. Тяжело прятаться от магглов, держа дракона на заднем дворе, – да по-любому, это небезопасно, дракона же нельзя приручить. Лицезрел бы ты ожоги, которые Чарли заработал, изучая одичавших драконов в Румынии.

– Но ведь в Британии нет одичавших НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН драконов? – с надеждой спросил Гарри.

– Естественно, есть, – просветил его Рон. – Уэльский зелёный и гебридский чёрный. И прятать их – работа у Министерства ещё та, скажу я для тебя. Нашим приходится накладывать заклятия Забвения на магглов, которые лицезрели драконов.

– Так что все-таки всё-таки замыслил Хагрид? – покачала головой Гермиона.

* * *

Постучав часом позднее НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН в дверь хижины, они с удивлением нашли, что шторы задёрнуты. Хагрид напряжённо спросил: «Кто тама?», до того как впустить их, и потом стремительно захлопнул за ними дверь.

Снутри было неописуемо душно. Невзирая на то, что денек и так был тёплый, в камине пылал огнь. Хагрид заварил чай и предложил НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН бутерброды с мясом горностая, – от последних они отказались.

– Ну дык, вы желали мя о чём-то спросить?

– Да-да, – живо ответил Гарри. Не было смысла ходить вокруг да около. – Мы здесь задумывались, может, ты нам расскажешь, что защищает Камень, не считая Пушка?

Хагрид нахмурился.

– Естественно, нет, – отрезал НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН он. – Нумер раз, я и сам не в курсе. Нумер два, вы и так уже понимаете очень много, так что я бы не произнес вам, если б и мог. Этот Камень тут не просто так. Его чуть ли не стащили из «Гринготтса» – я так понимаю, вы всё разузнали НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН? Хоть уничтожте, не знаю, откуда вам понятно про Пушка.

– Да хорошо для тебя, Хагрид, ты, может, и не хочешь нам гласить, но ты ведь знаешь, ты знаешь обо всём, что происходит в замке, – вкрадчиво сделала возражение Гермиона. Борода Хагрида шевельнулась, – лесник наверное улыбался. – Мы просто желали осознать, кто конкретно охраняет НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН Камень, – продолжала Гермиона. – Нам любопытно, кому так доверяет Дамблдор, – не считая тебя, естественно.

При последних её словах Хагрид приосанился. Гарри и Рон на уровне мыслей рукоплескали Гермионе.

– Ну, наверн, ничаво ужасного, нежели я вам расскажу... дайте-ко пошевелить мозгами... я одолжил ему Пушка... позже некие учителя навели чары... доктор Саженс НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, доктор Флитвик, доктор Макгонаголл, – он загнул три пальца, – доктор Квиррелл – и сам доктор Дамблдор, естественно. Погодите, кого-либо запамятовал. Да, точно – доктор Снейп.

– Снейп?

– Ну да – а вы всё никак не уймётесь? Поймите уж, Снейп помогал защитить Камень, ему не надо воровать его.

Гарри точно знал, что Рон и Гермиона НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН задумываются о том же, о чём и он. Если Снейп участвовал в защите Камня, ему не составило труда узнать, какие чары наводили другие педагоги. Он, похоже, знал всё, – не считая заклятия Квиррелла и метода одурачить Пушка.

– Хагрид, ведь только ты один знаешь, как пробраться мимо Пушка НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН? – встревоженно уточнил Гарри. – И никому не скажешь? Даже учителю?

– Ни одна жива душа не знает, не считая меня и Дамблдора, – с гордостью подтвердил тот.

– Ну, это уже кое-что, – пробормотал Гарри, обращаясь к друзьям. – Хагрид, можно открыть окно? Я на данный момент сварюсь живьем.

– Извини, Гарри, никак нельзя, – развёл руками Хагрид и НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН покосился на камин. Гарри проследил за его взором.

– Хагрид – что это?

Да и так было ясно. В самом центре очага, прямо под чайником, лежало большущее чёрное яичко.

– А-а, – отозвался Хагрид, нервно теребя бороду, – это... н-ну...

– Где ты его взял, Хагрид? – шепнул Рон, подбираясь к камину, чтоб НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН лучше рассмотреть яичко. – Оно же обошлось для тебя в целое состояние.

– Выиграл, – объяснил Хагрид. – Вчера вечерком. Зашёл в деревенский трактир пропустить стаканчик и сыграл в карты с каким-то незнакомцем. Та он и сам, по-мойму, рад был от него отвертеться.

– Но что ты будешь делать, когда НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН он вылупится? – осведомилась Гермиона.

– Ну, я здесь кой-что почитал, – с готовностью ответил Хагрид, вытаскивая из-под подушки толстую книжку. – Взял в библиотеке – «Вырастить дракона с наслаждением и пользой» – она, естественно, чуть устарела, но в ней всё, что необходимо. Нужно держать яичко в огне, так как мама дышит на их НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, – вот, что я и делаю, – позже, када дракон вылупится, давать ему ковш бренди, смешанной с цыплячьей кровью – каждые полчаса. И вот ишо, как различать различные яичка – у меня тут норвежский гребнеспин. Они редчайшие, кстати.

Он смотрелся очень удовлетворенным – в отличие от Гермионы.

– Хагрид, ты живойёшь в древесном доме, – с нажимом произнесла НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН она.

Но Хагрид уже не слушал. Он забавно напевал что-то для себя под нос, подбрасывая хворост в огнь.

* * *

Таким макаром у их появился новый повод для опасений, – что может случиться с Хагридом, выясни кто-то, что тот держит в хижине дракона.

– Любопытно, какая она, размеренная жизнь? – вздохнул НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН Рон вечерком, пока они корпели над домашней работой. Сейчас Гермиона составляла расписания и для их, что мальчишек страшно нервировало.

Потом, в один прекрасный момент за завтраком, Хедвиг принесла Гарри записку от Хагрида. В ней было всего два слова:

Он вылупляется.

Рон желал прогулять травоведение и отправиться прямиком в хижину НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН. Но Гермиона и слышать об этом не вожделела.

– Гермиона, сколько раз в жизни мы увидим, как вылупляется дракон?

– У нас уроки, мы влипнем в проблемы, и это ещё ничего по сопоставлению с тем, что будет с Хагридом, когда кто-либо выяснит про...

– Молчи! – прошипел Гарри.

Малфой был всего в НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН паре шагов от их и застыл, навострив уши. Сколько он успел услышать?

Выражение лица Малфоя Гарри совершенно не понравилось.

Рон и Гермиона пререкались всю дорогу по пути в теплицы, и, в конце концов, Гермиона согласилась сбегать к Хагриду на перемене. Когда в конце урока из замка донёсся НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН звонок, все трое побросали совки и помчались на опушку леса. Встречая их, Хагрид был весь красноватый от волнения.

– Практически что вылез, – он проводил их в хижину.

Яичко лежало на столе. Временами раздавался звучный треск. Дракон очевидно шевелился снутри, – из яичка доносилось странноватое щёлканье.

Они подвинули стулья поближе к столу и следили, затаив НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН дыхание.

Внезапно скорлупа раскололась. На стол шлёпнулся новорождённый дракон. Только с большой натяжкой можно было именовать его привлекательным, – Гарри показалось, что он похож на чёрный, сморщенный зонтик. Шипастые крылья были очень большенными по сопоставлению с тощим, блестяще-чёрным телом. У него была длинноватая рожа с широкими ноздрями, проклюнувшиеся рога НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН и жёлтые глаза навыкате.

Дракон чихнул. Из ноздрей посыпались искры.

– Ну разве он не красавец? – промурлыкал Хагрид, протягивая руку, чтоб погладить дракона. Тот клацнул зубами в направлении его пальцев, оскалив острые клычки.

– Вы гляньте, он узнаёт свою мамочку! – восхитился Хагрид.

– Хагрид, – осторожно позвала Гермиона, – как стремительно НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН вырастают норвежские драконы?

Хагрид собирался ответить, как вдруг с лица его сбежала краска, – он вскочил на ноги и ринулся к окну.

– Что такое?

– Кто-то подсмотрел в щель меж шторами – мальчик – вона, бежит к замку.

Гарри кинулся к двери и выглянул наружу. Даже на расстоянии ошибиться было нереально.

Малфой НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН лицезрел дракона.

* * *

Всю последующую неделю, улыбка, то и дело мелькающая на лице Малфоя, выводила их из себя. Сейчас они повсевременно посиживали в хижине Хагрида, пытаясь образумить его.

– Отпусти его, – уверял Гарри. – Просто выпусти его на волю.

– Не могу, – отвечал Хагрид. – Он очень небольшой. Погибнет.

Они глянули на дракона. Всего за неделю НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН он вырос втрое. Из ноздрей у него вырывался дым. Хагрид не делал обязанности лесника, так как был очень занят драконом. По всему полу валялись пустые бутылки из-под бренди и птичьи перья.

– Я решил именовать его Норбертом, – сказал Хагрид, смотря на дракона затуманенным от нежности взглядом. – Сейчас НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН он точно меня узнаёт, смотрите. Норберт! Норберт! Где твоя мамочка?

– Так, уже крыша поехала, – прошептал Рон на ухо Гарри.

– Хагрид, – звучно произнес Гарри, – ещё пара недель, и Норберт будет размером с твой дом. Малфой может в хоть какой момент донести Дамблдору.

Хагрид закусил губу.

– Я... я знаю, что не смогу держать НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН его тут вечно, но я не могу кинуть его, ну не могу.

Гарри в один момент оборотился к Рону.

– Чарли.

– И у тебя поехала, – констатировал тот. – Я Рон, помнишь такового?

– Нет – Чарли – твой брат Чарли. В Румынии. Изучает драконов. Мы можем выслать Норберта ему. Чарли позаботится о НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН нём, а позже отпустит на свободу!

– Искрометно! – выпалил Рон. – Как для тебя, Хагрид?

В конце концов, Хагрид сдался и разрешил им выслать Чарли сову.

* * *

Деньки тянулись нестерпимо. В среду ночкой Гарри и Гермионе пришлось ожидать одним в гостиной, когда все уже издавна разошлись по спальням. Напольные часы у стенки НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН чуть пробили полночь, когда в конце концов портретный проём открылся. Рон появился как будто из ниоткуда, стаскивая на ходу плащ-невидимку Гарри. Он помогал Хагриду подкармливать Норберта, – сейчас дракон питался дохлыми крысами в множествах.

– Он укусил меня! – выдохнул он, демонстрируя им руку, обёрнутую кровавым носовым платком. – Я неделю не смогу держать НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН перо. Клянусь вам, кошмарнее дракона я никого не встречал, но из рассказов Хагрида выходит, что он – милый лохматый крольчонок. Когда Норберт укусил меня, он отчитал меня за то, что я напугал его. А когда я уходил, он пел ему колыбельную.

От окна донёсся стук.

– Это Хедвиг! – воскрикнул Гарри, торопясь впустить НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН сову. – Она принесла ответ от Чарли!

Все трое прижались друг к другу и начали читать:

Дорогой Рон,

Как ты? Спасибо за письмо – я буду рад взять норвежского дракона, но доставить его сюда будет тяжело. Думаю, идеальнее всего будет, если его заберут мои друзья – они навестят меня на последующей НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН неделе. Неувязка в том, что их не должны увидеть с незаконным драконом.

Вы могли бы подняться с ним на самую высшую башню в субботу, в полночь? Они повстречают вас там и заберут дракона, пока ещё мрачно.

Пришли мне ответ как можно быстрее.

С любовью,

Чарли

Они переглянулись.

– У нас есть НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН плащ-невидимка, – предложил Гарри. – Это будет нетрудно – думаю, им можно укрыть двоих из нас и Норберта.

То, что они оба согласились с ним, символизировало, какими страшными были две прошлые недели. Что угодно, только бы избавиться от Норберта – и Малфоя.

* * *

Произошла одна задержка. К последующему утру укушенная рука Рона распухла и НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН стала вдвое толще обыденного. Он не знал, неопасно ли обращаться к мадам Помфри, – вдруг она распознает укус дракона? К полудню, вобщем, у него не осталось выбора. Кожа вокруг раны заполучила противный зеленый колер. Похоже, клыки Норберта были ядовиты.

В конце денька Гарри и Гермиона поторопились в больничное крыло и НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН нашли Рона в кровати, в страшном состоянии.

– Это не только лишь из-за руки, – шепнул он, – хотя такое чувство, что она вот-вот отвалится. Малфой соврал мадам Помфри, что желает взять в долг у меня книжку, и повеселился нужно мной от всего сердца. Всё грозил, что скажет ей НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, кто меня укусил по сути, – я гласил, что собака, – но навряд ли она поверила мне. Нельзя было мне лупить его на квиддичном матче, вот почему он так себя ведёт.

Гарри и Гермиона попробовали успокоить Рона.

– Всё будет сзади в субботу, в полночь, – напомнила Гермиона, но это совсем не утешило Рона НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН. Напротив, он резко выпрямился в кровати, и на лбу у него проступил пот.

– В субботу, в полночь! – прохрипел он. – О нет... о нет... я только-только вспомнил, – письмо Чарли было в той книжке, что взял Малфой. Он выяснит, что Норберта забирают.

Они не успели ответить. В ту минутку к НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН ним подошла мадам Помфри и выставила их, заявив, что Рону нужен сон.

* * *

– План поменять уже поздно, – говорил Гарри Гермионе. – У нас нет времени, чтоб отправить Чарли другую сову, а это, может быть, наш единственный шанс отвязаться от Норберта. Нужно рискнуть. И у нас есть плащ-невидимка, Малфой НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН о нём не знает.

Волкодав Клык посиживал около хижины с перебинтованным хвостом; Хагрид, чтоб побеседовать с ними, открыл окно.

– Я вас не пущу, – пропыхтел он. – Норберт что-то расшалился – но я-то с ним справлюсь.

Когда они поведали ему о письме Чарли, глаза Хагрида заполнились слезами, – хотя это, может быть НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, оттого, что Норберт цапнул его за ногу.

– Айй! Всё в порядке, всего только ботинок прокусил – играет – в конце концов, он ишо кроха.

Кроха молотила хвостом по стенке, отчего в хижине трещали окна. Гарри и Гермиона направились назад к замку, чувствуя, что дождаться субботы будет тяжело.

* * *

Им было НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН бы жалко Хагрида, когда тому настало время прощаться с Норбертом, не будь они так взволнованы. Ночь была тёмной, небо – затянуто тучами, и они мало запоздали к Хагриду, – пришлось ожидать, пока Брюзг уберётся с дороги, – полтергейст в Вестибюле увлечённо играл в теннис со стенкой.

Норберт был готов к путешествию, сидя в большенном ящике НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН.

– Я там ему приготовил на дорожку крыс и бренди, – непонятно гласил Хагрид. – И ишо его плюшевого мишку положил – вдруг ему станет скучновато.

Судя по треску, доносящемуся из сундука, мишке отрывали голову.

– Пока, Норберт! – всхлипнул Хагрид, когда Гарри и Гермиона накрыли сундук плащом и забрались под него сами НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН. – Мамочка никада тя не забудет!

Они и сами не могли осознать, как им удалось дотащить сундук до замка. Полночь непреклонно приближалась, пока они волочили Норберта ввысь по мраморным ступеням головного входа, по тёмным коридорам. Они преодолели другую лестницу, и ещё одну; даже один из маленьких путей Гарри не облегчил задачку НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН.

– Уже близко, – просипел Гарри, когда они добрались до коридора, ведущего к башне.

И здесь они увидели кого-либо впереди; ребята чуть не уронили сундук. Забыв, что они и так невидимы, Гарри и Гермиона отступили в тень, вглядываясь в неясные очертания 2-ух людей в 10 шагах от их. Зажглась лампа.

Доктор Макгонаголл НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, в клетчатом халатике и сеточке для волос, прочно держала Малфоя за ухо.

– Наказание! – отчеканила она. – И минус 20 баллов Слизерину! Разгуливать по замку посреди ночи, как вы посмели...

– Вы не осознаете, доктор. Гарри Поттер скоро будет тут – с драконом!

– Что за чушь! Как вам не постыдно так НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН нахально врать мне! Идём – я поговорю с доктором Снейпом о вашем поведении, Малфой!

После чего путь по узенькой спиральной лестнице показался им необыкновенно лёгким. Чуть ступив на верхушку башни и с облегчением вдохнув прохладный ночной воздух, они скинули плащ.

Гермиона на радостях сплясала джигу.

– Малфоя ждёт наказание! Прямо петь охото!

– Не НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН нужно, – предупредил Гарри.

Посмеиваясь над Малфоем, они ожидали; Норберт копошился в сундуке. Приблизительно через 10 минут вдалеке показались четыре метлы.

Друзья у Чарли, как оказывается, весёлые и миролюбивые. Они показали Гарри и Гермионе специальную упряжь, подвешенную к двум мётлам. Общими усилиями они надёжно закрепили в ней Норберта; Гарри и Гермиона пожали НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН остальным руки, наперерыв благодаря их.

В конце концов, Норберт исчезал вдалеке... исчезал... пропал.

Они с лёгким сердечком спустились по спиральной лестнице. Никакого дракона – Малфой получил наказание – что могло омрачить их счастье?

Ответ поджидал их у подножия лестницы. Чуть они шагнули по коридору, из мглы выплыло лицо Филча.

– Так НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, так, так, – шепнул он, – у нас задачи.

Они оставили плащ-невидимку на башне.

Глава пятнадцатая

Запрещенный ЛЕС

Ужаснее быть не могло.

Филч отконвоировал их на нижний этаж, в кабинет доктора Макгонаголл; они ожидали в полной тиши. Гермиона дрожала. Оправдания, алиби и отговорки, одна ничтожнее другой, роились в голове Гарри. Он НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН не знал, как им вывернуться сейчас. Их загнали в угол. Как можно быть такими кретинами, чтоб запамятовать плащ? Для доктора Макгонаголл не было достойного повода, по которому они имели право бродить по школе посреди ночи, да ещё и подниматься на Астрономическую башню, куда вообщем вход был воспрещён, не НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН считая как на занятия. Прибавить Норберта и плащ-невидимку – и им уже впору паковать сундуки.

Гарри задумывался, что ужаснее быть не могло? Он ошибся. Показавшаяся доктор Макгонаголл вела за собой Невилла.

– Гарри! – выпалил Невилл, чуть лицезрев их с Гермионой. – Я желал отыскать вас, предупредить, Малфой гласил, что изловит вас, когда НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН вы будете с дра...

Гарри гневно замотал головой, чтоб Невилл замолчал, но доктор Макгонаголл это увидела. Возвышаясь над всеми 3-мя, казалось, она начнёт извергать пламя быстрее, чем Норберт.

– Такового я от вас не ждала. Мистер Филч произнес, что вы были на Астрономической башне. На данный момент час ночи. Объяснитесь НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН.

Гермиона в первый раз не смогла ответить на вопрос учителя. Она посиживала бездвижно, как будто скульптура, вперив взор в собственные тапки.

– Что ж, думаю, мне ясно, в чём тут дело, – продолжала доктор Макгонаголл. – Не надо быть гением, чтоб додуматься. Вы скормили Драко Малфою байку о драконе, чтоб выманить НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН его из постели и вовлечь в проблемы. Я уже изловила его. Полагаю, вам кажется забавным, что на эту историю клюнул и Лонботтом?

Гарри поймал взор Невилла и попробовал без слов разъяснить ему, что это не так, – вид у того был уязвлённый и ошеломлённый. Бедный, неловкий Невилл, – Гарри знал, чего ему стоило НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН находить их в кромешной тьме, чтоб вынуть из неудачи.

– Я в бешенстве, – заявила доктор Макгонаголл. – Четыре учеников не в постелях – и за одну ночь! В жизни не слышала о таком! Я считала, что вы, мисс Грейнджер, куда разумнее. Что все-таки до вас, мистер Поттер, мне казалось, Гриффиндор означает вам НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН больше. Вы все получаете наказания – да, мистер Лонботтом, и вы тоже – ничто не даёт вам право бродить по замку ночкой, на данный момент это в особенности небезопасно – и минус 50 баллов с Гриффиндора.

– 50? – выдохнул Гарри; так их дом терял первенство, которое он выцарапал в последнем квиддичном матче.

– 50 с каждого НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, – договорила доктор Макгонаголл; крылья её точёного носа затрепетали.

– Доктор... пожалуйста...

– Вы не сможете...

– Не указывайте мне, Поттер, что я могу делать, а чего не могу. Сейчас возвращайтесь в кровать. Мне никогда ещё не было так постыдно за Гриффиндор.

Потеряно 100 50 баллов. Гриффиндор погрузился на последнее место. За одну ночь они НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН отняли у Гриффиндора всякую надежду захватить Школьный Кубок. Желудок Гарри как будто завязали узлом. Как им сейчас опять набрать баллы?

Гарри не спал всю ночь. Невилл всхлипывал в подушку, кажется, несколько часов. Гарри нечего было сказать ему в утешение. Он осознавал, что тот, как и он сам, с НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН страхом ожидал утра. Что будет с ними, когда другие гриффиндорцы выяснят, что они натворили?

Сначала гриффиндорцы, проходя мимо циклопических песочных часов, показывающих количество баллов дома, решили, как будто это какая-то ошибка. Как за ночь могло пропасть 100 50 баллов? А позже правда равномерно расползлась по всей школе: Гарри Поттер НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, именитый Гарри Поттер, их герой 2-ух квиддичных матчей, лишил их всех баллов разом, – он и ещё пара глуповатых первокурсников.

Будучи ранее любимчиком всей школы, Гарри перевоплотился в изгоя. Даже Хуфльпуф и Рейвенкло ополчились на него, – все возлагали надежды, что Слизерин хоть в сей раз упустит Школьный Кубок. Куда бы ни пошёл Гарри НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, люди тыкали в него пальцем и оскорбляли, даже не трудясь снизить глас. А слизеринцы, встречаясь с ним, рукоплескали, свистели и выкрикивали: «Спасибо, Поттер, мы твои должники!»

Только Рон поддерживал его.

– Все забудут об этом через пару недель. Фред и Джордж, пока они в Хогвартсе, утратили жуть сколько баллов НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, а их всё равно обожают.

– Но ведь не 100 50 за один раз? – сделал возражение злосчастный Гарри.

– Ну... нет, – признал Рон.

Было поздновато исправлять свои огрехи, но Гарри поклялся для себя с этого момента не впутываться в дела, которые его не касались. Хватит с него шпионажа и всяких расследований. Ему НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН было так постыдно, что он предложил Прутку отчислить его из команды.

– Отчислить? – прогремел Пруток. – И какая от этого полезность? Как нам возвратить баллы, если мы не выиграем последующий матч?

Но даже квиддич не доставлял наслаждения. На тренировках его игнорировали, а, если необходимо было упомянуть о нём, называли «следопыт НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН».

Гермиона и Невилл тоже мучались. Им не приходилось так же плохо, как Гарри, – они не были так известны, – да и с ними никто не говорил. На уроках Гермиона не стала завлекать к для себя внимание и работала молчком, опустив голову.

Гарри был чуть не рад, что скоро экзамены. За занятиями НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН ему удавалось на время запамятовать о собственных невзгодах. Они с Роном и Гермионой держались совместно, работая до поздней ночи, запоминая составы сложных зелий, заучивая чары и заклинания, зубря даты волшебных открытий и гоблинских восстаний...

А потом, за неделю до начала экзаменов, решение Гарри не лезть не в своё НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН дело подверглось внезапной проверке. Ворачиваясь в одиночестве из библиотеки, он услышал, как кто-то причитает в примыкающем классе. Подойдя поближе, Гарри различил слова Квиррелла:

– Нет... нет... пожалуйста, не нужно...

Похоже было, что кто-то грозил ему. Гарри шагнул к двери.

– Отлично... отлично, – пролепетал Квиррелл.

В последующий миг Квиррелл вылетел из НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН класса, поправляя тюрбан. Он был бел, как мел и, казалось, вот-вот зарыдает. Он умчался прочь; Гарри показалось, что Квиррелл даже не увидел его. Подождав, пока шаги Квиррелла стихнут вдалеке, мальчишка заглянул в класс. Там было пусто, но дверь в далеком углу была приоткрыта. Гарри был на полпути к ней, когда НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН вдруг вспомнил о данном для себя обещании.

В то же время, он готов был поставить дюжину Философских Камешков на то, что отсюда только вышел Снейп. А с учётом того, что Гарри на данный момент услышал, Снейп был должен сейчас скакать по школе вприскочку, – Квиррелл, похоже, сдался.

Гарри отправился НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН вспять, в библиотеку, – Гермиона инспектировала Рона по астрономии. Гарри сказал им, что на данный момент услышал.

– Означает, Снейп собственного достигнул! – резюмировал Рон. – Раз Квиррелл поведал ему, как повредить чары от тёмных сил...

– Ещё остаётся Пушок, – сделала возражение Гермиона.

– Снейп и без помощи Хагрида может всё узнать, – хмыкнул НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН Рон, оглядывая тыщи окружавших его томов. – В одной из этих книжек наверное говорится, как отвлечь трёхголового пса. Так что мы будем делать, Гарри?

Во взоре Рона опять мелькнула жажда приключений, но Гермиона обогнала Гарри с ответом.

– Пойдём к Дамблдору. Мы давным-давно должны были это сделать. Если попытаемся сделать НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН что-то сами, нас совершенно точно исключат.

– Но у нас нет доказательств! – напомнил Гарри. – Квиррелл очень испуган, чтоб поддержать нас. Снейпу довольно сказать, что он не знает, как тролль попал сюда в Хеллоуин и что ни на каком 3-ем этаже его не было, – кому, ты думаешь, поверят, ему либо нам? Ни НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН для кого не тайна, что мы его вытерпеть не можем, Дамблдор решит, что мы желаем его подставить. Филч не посодействовал бы нам, даже если б от этого зависела его жизнь, он очень дружен со Снейпом, ну и чем больше учеников исключат, тем для него лучше. И позже, нам НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН вообщем не положено знать ни о Камне, ни о Пушке. Очень уж много разъяснений.

Гермиону он, похоже, уверил, – но не Рона.

– Если мы проведём маленькую разведку...

– Нет, – наотрез отказался Гарри. – Мы уже наразведывались.

Он подтянул к для себя карту Юпитера и начал заучивать наименования его спутников.

* * *

За завтраком Гарри НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, Гермиона и Невилл получили записки. Они все были схожего содержания:

Ваше наказание назначено на одиннадцать часов вечера.

Мистер Филч будет ожидать в Вестибюле.

Доктор Макгонаголл

Из-за переживаний по поводу потерянных баллов Гарри совсем запамятовал, что им ещё предстоит отбыть наказание. Он уже ожидал, что Гермиона начнёт сетовать из-за отнятой НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН у их целой ночи занятий, но она не проронила ни слова. Как и Гарри, она ощущала, что заслужила это.

В одиннадцать вечера они попрощались с Роном и вкупе с Невиллом направились вниз, в Вестибюль. Филч уже был там, – как и Малфой. Гарри только на данный момент вспомнил НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, что Малфой тоже получил наказание.

– За мной, – отдал приказ Филч, зажигая фонарь и выпроваживая их на улицу.

– Уверен, сейчас вы два раза подумаете, до того как нарушить школьные правила, правильно? – Филч хищно покосился на их. – О да... по мне, так тяжёлая работа и боль – наилучшие наставники. Жалко всё же, что старенькые наказания НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН отменили... ранее бы вас подвесили за запястья к потолку и оставили на пару дней... я до сего времени храню цепи, часто смазываю, – вдруг ещё пригодятся. Так, пошли, и не вздумайте удрать, – ужаснее будет.

Они побрели вперёд по окрестностям замка; Невилл всё шмыгал носом. Гарри гадал, каким окажется их наказание НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, – очевидно кое-чем в особенности противным, по другому Филч не лучился бы счастьем.

Луна светила ярко, но её застилали чёрные тучи. В окнах хижины Хагрида горел свет. Вдруг тот окрикнул их издалече:

– Эт ты там, Филч? Поторапливайся, начинать пора.

Гарри воспрял духом; с Хагридом им никакое НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН наказание не жутко. Видимо, облегчение отразилось и на его лице, так как Филч усмехнулся:

– Ты, кажется, собрался дурачиться вкупе с этим дураком? Спешу тебя расстроить, мальчишка: вы идёте в лес, и я очень удивлюсь, если вы все вернётесь оттуда невредимыми.

Невилл испустил тихий стон, а Малфой тормознул как вкопанный НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН.

– В лес? – переспросил он, и глас его прозвучал совершенно не так самоуверенно, как обычно. – Нам нельзя ходить туда ночкой – там водятся всякие твари – оборотни, я слышал.

Невилл вцепился в рукав Гарри и издал полузадушенный хрип.

– А это уже ваши трудности, – усмехнулся Филч, причём его глас дрожал от еле сдерживаемого НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН торжества. – Было надо мыслить об оборотнях до этого, чем правила нарушать.

Хагрид торопливо шёл к ним, Клык следом. В руках лесник держал арбалет, а на плече у него висел колчан стрел.

– Ну, неуж-то, – нетерпеливо упрекнул он, – я уж полчаса как жду. Гарри, Гермиона, как вы?

– Я бы не был к НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН ним очень дружелюбен, Хагрид, – холодно проговорил Филч, – они вообще-то наказание пришли отбывать.

– Так ты вот чего запоздал, а? – Хагрид хмуро взглянул на Филча. – Лекции им читал? Не твоё эт дело. Всё, далее я сам справлюсь.

– Я вернусь к рассвету, – кивнул Филч. – За тем, что от их остается, – с НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН противной улыбкой прибавил он; смотритель зашагал к замку, – фонарь его раскачивался из стороны в сторону.

Малфой оборотился к Хагриду.

– Я в лес не пойду, – заявил он, с паническими, к наслаждению Гарри, нотами в голосе.

– Пойдёшь, нежели хошь остаться в Хогвартсе, – отрезал Хагрид. – Плохо поступил, дык плати за это НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН.

– Но это работа для слуг, не для учеников. Я задумывался, мы будем писать строки либо что-то вроде этого; да если б мой отец вызнал об этом...

– ...то произнес бы, что в Хогвартсе такие порядки, – рыкнул Хагрид. – Строки он писать собрался! Кому до того надобность? Ты сделаешь что-нить полезное, либо НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН вылетишь отсюда. Нежели думаешь, что отец обрадуется, када тя исключат, дык иди пакуй вещи. Ну, чего стоишь?

Малфой не двинулся с места. Он люто посмотрел на Хагрида, но потом отвёл глаза.

– То-то же, – кивнул Хагрид. – Терь слушайте пристально, эт дело опасное, а я не желаю, чтобы НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН с вами что-то случилось. Пошли со мной.

Он подвёл их к самой опушке леса. Высоко подняв фонарь, он указал на неширокую, зигзагообразную тропу, исчезавшую в густой роще. Лёгкий ветерок пробежал по их волосам, когда они заглянули в чащу.

– Глядите сюды, – позвал Хагрид, – видите пятна на земле? Серебристые? Эт НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН единорожья кровь. Его кто-то очень ранил. Эт уж 2-ой раз за неделю. В прошлую среду я нашёл 1-го мёртвым. Нам необходимо отыскать беднягу. Может быть, придётся его добить, чтобы не страдал.

– А если то, что ранило единорога, найдет нас ранее? – поинтересовался Малфой, не способен скрыть ужас.

– Нет такового в НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН лесу, кто бы вам вред причинил, нежели вы со мной либо с Клыком, – заверил Хагрид. – И не сходите с тропы. Так, терь мы разделимся – здесь след расползается. Тут кровь всюду, – он, похоже, бродит здесь ишо с прошлой ночи.

– Я пойду с Клыком, – живо востребовал Малфой, косясь на длинноватые НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН собачьи зубы.

– Ради бога, но предупреждаю – он трус, – пожал плечами Хагрид. – Означает, я, Гарри и Гермиона идём в эту сторону, а Драко, Невилл и Клык – туда. Нежели кто-нить из нас найдёт единорога, отправляет зелёные искры, ага? Достаньте-ка палочки и потренируйтесь – ага, вот так – а нежели кто-то попадёт НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН в неудачу, посылайте красноватые, и мы на помощь придём – и будьте аккуратны. Пошли.

Лес был чёрен и безгласен. Скоро они добрались до развилки; Гарри, Гермиона и Хагрид взяли левее, а Малфой, Невилл и Клык ушли на право.

Они шли молчком, шаря взором по земле. То и дело луч НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН лунного света, пробившись через ветки, освещал пятно серебристо-синей крови на опавшей листве.

Гарри увидел, что Хагрид очень обеспокоен.

– А может, это оборотень убивает единорогов? – представил Гарри.

– Скорость не та, – покачал головой лесник. – Единорога изловить тяжело, они созданья изумительные. Я даж не знал, что их можно ранить.

Они НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН миновали старенькый замшелый пень. Слышно было журчание воды, – должно быть, кое-где вблизи ручей. Около петляющей тропы всё ещё показывались пятна единорожьей крови.

– Ты в порядке, Гермиона? – шепнул Хагрид. – Не беспокойтесь, с таковой раной он не мог далековато уйти, так что мы скоро – ЖИВО ЗА ДЕРЕВО!

Хагрид схватил Гарри и Гермиону в НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН охапку и отволок их с тропы за высочайший дуб. Он выдернул из колчана стрелу и зарядил арбалет, приготовившись выстрелить. Все трое натужили слух. Опавшие листья рядом шуршали: будто бы подол плаща волокся по земле. Хагрид искоса смотрел на тропу, но скоро звук затих.

– Так и знал НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, – пробормотал лесник. – Бродит здесь кой-кто, кому тут делать нечего.

– Оборотень?

– Не-а, не он... и не единорог, – темно отозвался Хагрид. – Так, потопали – но осторожно.

Сейчас они двигались медлительно, навострив уши. В один момент они поймали какое-то движение на поляне впереди.

– Кто тут? – позвал Хагрид. – Покажись – я вооружён!

На НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН поляну вышел человек... либо всё же жеребец? Выше пояса – рыжеволосый бородатый мужик, но ниже – лоснящийся гнедой лошадиный торс с длинноватым рыжим хвостом. У Гарри и Гермионы отвисли челюсти.

– А, эт ты, Ронан, – с облегчением произнёс Хагрид. – Как ты?

Он прошагал к кентавру и пожал ему руку.

– Хороший вечер НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, Хагрид, – поприветствовал его Ронан. Гласил он глубочайшим, горестным голосом. – Желал меня пристрелить?

– Осторожность не повредит, Ронан, – ответил Хагрид, похлопав по арбалету. – Плохое что-то в лесу объявилось. Кстати, эт Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер. Ученики. А эт Ронан. Он кентавр.

– Мы увидели, – слабеньким голосом отозвалась Гермиона.

– Хороший вечер, – промолвил Ронан. – Ученики, означает НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН? И почти все вы уже узнали на упражнениях?

– Эмм...

– Чуть-чуть, – робко ответила Гермиона.

– Чуть-чуть. Что ж, это уже кое-что, – вздохнул Ронан. Он поднял голову и уставился на небо. – Марс сейчас броский.

– Ага, – согласился Хагрид, тоже задрав голову. – Слушай, Ронан, отлично, что мы тебя повстречали, – тут НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН кое-где раненый единорог... ты его, часом, не лицезрел?

Ронан ответил не сходу. Он, не мигая, глядел на небо и потом опять вздохнул.

– Первыми жертвами всегда становятся невинные, – проговорил он. – Как много годов назад, так и на данный момент.

– Да, – кивнул Хагрид, – но ты ничего не лицезрел, Ронан? Ничего необыкновенного НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН?

– Марс сейчас броский, – повторил Ронан; Хагрид нетерпеливо следил за ним. – Необыкновенно броский.

– Да, но я имел в виду кой-что необыкновенное чуть ближе, – объяснил Хагрид. – Так ты не замечал ничего необычного?

Ронан вновь выдержал паузу перед ответом.

– Лес прячет много загадок.

За деревьями сзади Ронана что-то шевельнулось НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН, и Хагрид опять вскинул арбалет – но это оказался другой кентавр, черноволосый и с вороным телом, – и видом далековато не таким безопасным, как у Ронана.

– Здорово, Бейн, – поздоровался Хагрид. – Всё в порядке?

– Здравствуй, Хагрид, надеюсь, ты здоров?

– Да, так, потихоньку. Слухай, я как раз спрашивал Ронана, ты не НОРБЕРТ, НОРВЕЖСКИЙ ГРЕБНЕСПИН замечал в ближайшее время ничего необычного? Просто кто-то ранил еди


nominaciya-pyaterka-luchshih-detsko-molodezhnih-obshestvennih-obedinenij-krasnoyarskogo-kraya.html
nominaciya-samij-bistrij.html
nominaciya-shkolnaya-biblioteka.html